+7 (913) 305-0-000

Вы здесь

Культы и верования Ойрот-Алтайцев

В верованиях ойрот-алтайцев существенную роль играют различные культы, в которые входят различный комплекс законов бытия и запретов (табу). Большинство культов связаны с хозяйственной деятельностью человека — кузнечное производство, скотоводство, земледелие, охота и другие.

Культ огня ( «От-Очоктын Баайы»)
Культ огня у ойрот-алтайцев это целый комплекс почитания огня называется «От-Очоктын Баайы», что в переводе означает «Святости Огня-Очага». Огонь воспринимается ойрот-алтайцами живым явлением и к нему обращаются — «От-ээзи» т.е. «хозяин Огня». От-ээзи хранитель рода — символ счастья семьи, рода. Огонь в юрте поддерживается с того момента, когда складывается семья. Молодую невесту не допускают к огню до свадьбы, так как она с другого рода. На свадьбе ее приводят за белой ширмой в аил где горит «От очок», ее не показывают Огню до тех пор пока жених, водимый дядей вокруг «Огня-очага» по солнцу, не закончит церемонию благопожелания и угощения будущему «Огню-очага» новой семьи. После этого брат жениха, иногда сам жених, открывает ширму плеткой или ружьем, что дает находящейся там невесте право быть хозяйкой нового аила, бережно хранить до конца своей жизни «От-очаг» семьи и передавать своим потомкам.

Огонь оберегается. Его запрещалось выносить из жилища. Время выноса огня из жилища строго регламентировалось. После заката солнца огонь выносить из юрты запрещалось. Не допускается обращаться с огнем в аиле человеку другого рода. Имели свои нормы прикуривание трубки. Хозяин аила сам подавал прикуренную трубку. Необходимо докурить трубку, сидя у очага, а если хочешь выйти из аила, то следует выбить трубку о подошву обуви или о конец полена горящего в очаге.
Функции огня чрезвычайно многообразны. Помимо духа-хранителя рода, очага, огню присуща очистительная функция. Огонь якобы не впускает в жилище злых духов, рассеивает злые мысли человека. С помощью огня и святого вереска окуриваются-очищаются предметы домашнего обихода, люлька для новорожденного, загоны скота и т.д. Тем самым очищается вся отрицательная энергия.
Запреты домашнего огня-очага: острыми предметами топор, нож и т.д. указывать и вести в огонь; сыпать соль и другие горькие ядовитые вещи; запрещается бросать мусор; запрещается сквернословить, ругаться, скандалить и т.д.
Это только главные понятия культа огня народа. А перечислить множество других обрядов и запретов связанных с огнем это значит составить целую книгу.

Культ, связанный с рождением ребенка ( «Умай Эне»)
Культ, связанный с рождением ребенка у ойрот-алтайских племен очень разнообразен. У северных племен Алтая он носит более древние черты. Старшая родственница роженицы должна находиться все время возле нее и сказывать благопожелания. Для того, чтобы сохранить жизнь матери и ребенка от злых духов, она же изготовляет тряпичные куклы — эмегендер. Эти куклы якобы имеют оберегающую и очистительную силу, а также облегчают роды. Они устанавливаются у изголовья роженицы. У ойрот-телеутов и шорцев история возникновения кукол «эмегендер» весьма примечательна, и связана с легендой об ойротском Шуну-хане: «… Когда жене Кантайчы пришло время родить сына — будущего богатыря Шуну-хана, — она попросила прислать ей куклы, которыми играла в детстве. Присланные отцом куклы оказались живыми. Она развлекалась ими, и это облегчало ее природовые муки. В конце концов с помощью этих кукол она безболезненно произвела на свет сына — богатыря Шуну-хана…». Вот почему теперь все женщины, собираясь родить первенца, берут из родительского дома «эмегендер» в память оживших кукол матери Шуну-хана.
Почетная миссия провозглашения алкыша по случаю рождения ребенка предоставляется крестной матери — «кин эне». Она же нарекает именем новорожденного. Крестная мать у ойрот-алтайцев, также как и у многих народов, высокочтимое лицо. Она также почитаема, как родная мать. На нее ложится часть забот по воспитанию ребенка. При появлении новорожденного за крестной матерью остается право благословения.
Дитя, будь быстрее зайца, Будь упитаней барана,
Имеющий силу не бьет тебя, Имеющий язык пусть не ругает,
Гора Ак-Сuри пусть будет тебе отцом, Бурлящая река — матерью.

Культ кузнецов
Ойрот-алтайцы со времен древнетюркского каганата в истории известны как поставщики железа и кузнечного производства. До начала 20 в. кузнецы играли большую роль в жизни скотоводов и охотников Алтая и пользовались в большом уважении со стороны как простых мирян, так и духовной прослойки общества. Кузнецы считались у ойрот-алтайцев особо уважаемой частью общества, которые несли своим мастерством прогресс и развитие. Многие кузнецы жили оседло и оставались на своих местах даже в годы войны и оккупации. И это всегда удивляло остальную часть общества. Известны поселения ойрот-алтайских кузнецов в конце 19 в. в урочище Карасу, Билuлu (т.е.наждачный камень) во внутренней тайге Алтайских гор. В Карасу тогда стояли рубленные дома, кузни и среди них один двухэтажный дом главы семьи (развалины до сих пор находятся там же). Считалось культ кузнецов сильнее кам-шаманов. И камы не могли подходить близко к кузне, дабы не потерять силу. Сделанные кузнецами огниво, очаги, топоры и другие бытовые вещи считается несут особые магические силы. И к таким вещам люди относились с особым почитанием. Например маленький наперстник при подогреве в огне лечил многие раны на первой стадии и не оставлял даже рубцов и шрамов.

Культ охотников
Культ охотников у ойрот-алтайцев выражается в особом уважительном отношении к диким животным. Считались что, духи многих диких животных равны с людскими. Каждый род-сеок у ойрот-алтацев имел своего общего первопредка основателя животного или птицы, духи которых охраняют и берегут их от злых духов и всевозможных опасностей. Поэтому каждый человек с особым почтением и уважением относится к животному или птице своего сеока. Например: Тoлoсы во время охоты с осторожностью относились к оленям. Не стреляли в вожака и самок, которые будут телиться весной. Перед разделыванием туши говорили слова прощения и перед духами оленей, хозяевами тайги и т.д. При разделке туши с осторожностью относились к месту, куда попало пуля или стрела. Эту часть хозяин никому не отдавал.
Для охотников существовали табу-запреты. Стрелять в оленя, показавшегося самым особым и красивейшим, с большими рогами означало стрелять в “хозяина тайги», последствием которого может быть несчастье или смерть для охотника или кого-то из его семьи. Точно так же могут показаться и ряд других диких животных.
Что бы не вызывать злости «у духов» медведей, волков, рыси, барса и других опасных зверей называли их другими почитаемыми именами — «Абаай», «Абага», «Шuлuзuн» и т.д. В сказках они являлись царями, вождями всего животного мира Алтая.
Особый охотничий культ совершается во время охоты на выдру. Охотник может стрелять только одну выдру в течении года или более года. Там где охотился охотник добычу-выдру оставляют на подготовленном месте в течении трех суток. «Дух выдры» — это целые десять человеческих «душ», то есть жизней, поэтому в течении трех суток они должны покинуть выдру и уйти в тайгу. Тем самым охотник гарантирует безопасность себя и своих родственников. Шкуру выдры режут на полоски, которым окаймляют национальную шапку сшитую из лапок лис, кабарги, рыси, соболя. Для резки полосок шириной в два пальца находят пожилых женщин-матерей в хорошем здравии. Не каждая женщина решается на такой шаг. Если у них были несчастья или потери близких в ближайшие годы, то они не соглашаются и в руки не берут.
Культ охотников Алтая настолько богат, что требует исследовательских работ и описаний. Это многочисленные заговоры, благопожелания, запреты, приметы, сновидения и т.д., что составляет единую систему в культурно-духовном и воспитательном процессе общества. Потеря в советское время этих ценностей привело к браконьерству и массовому уничтожению многих видов диких животных.

Культ скотоводства.
Скотоводство в жизни древних обитателей Алтая играло не менее важную роль, чем охота. В благопожеланиях скотоводческого цикла красной нитью проходит идея сохранения скота от стихийных бедствий и болезней, увеличения скота. Осуществление своих желаний скотоводы связывали опять-таки с духами-хозяевами и главным хозяином — «Алтай ээзи».

ОЙРОТ-АЛТАЙЦЫ
При рождении теленка варится молозиво и им смазывается лоб и другие части тела новорожденного и произносится благопожелания.
Чтобы теленок не стал жертвой хищных зверей, чтобы он выжил и принес пользу хозяйству скотовода, произносили специально для этой цели алкыши, сопровождая их обрядом смазывания молочной пеной вдоль хребта новорожденного теленка.
При появлении жеребенка проводится специально приуроченный к его рождению ритуальный обряд прокалывания ушей и навешивания серег. Матке вплетают в гриву голубую ленту. Обряд сопровождается алкышем жеребенку, в котором говорится о желании видеть его быстроногим аргымаком, о том, чтобы множились табуны лошадей кочевника.
Любой скотовод ойрот-алтаец с раннего детства и по всей жизни живет с ожиданием так называемого «камня счастья“ -“Эрjине». Оно может попасться одному из тысячи. По поверьям «эрjине» может случайно оказаться на пастбище, солнцепеке и в других местах, где хорошо пасется скот. Иной раз «камень счастья» оказывается внутри скота или овец, но больше всего у овец. Он белого цвета, не больше детской ладони. Культ «эрjине» имеет большой смысл. Человеку нашедшему этот «камень» повезет по жизни. Скот его будет умножаться, обходя все трудности природного или человеческого влияния, как воровство, угон и т.д. «Эрjине» не показывают никому кроме членов своей семьи, не рассказывают посторонним место находки и про сам «камень». Так же с «эрjине» хозяин может совершить обряд вызова дождя в знойные летние дни, для улучшения пастбищных угодий и т.д.

Почитание родников, рек и озер.
Родники, реки и озера имеют общую хозяйку «Суу ээзи». Кроме этого каждая река, родник, озеро и целебный источник Аржан имеет свою хозяйку в виде девицы, женщины или пожилой старушки. Самые большие реки Катунь, Бия, Чолушман, Чуя, Башкаус, Чарыш имеют хозяек ханского положения. Они суровы, коварны про них рассказывают много легенд, мифов которые в тяжкие годы спасали ойрот-алтайцев от врага. Уносили завоевателей в многочисленные водовороты.
Бурная река Кумир — в середине имеет круглую живописную полянку — «Девичьи плесы». По легенде ойрот-алтайское селение на этой поляне оккупировали злодеи-завоеватели. Ночью, когда караульные спали, девушка по имени Мерей со своими сверстницами бежали от оккупантов. Но проснувшиеся караульные и захватчики начали преследование красавиц, из-за которых охраняли селение. Когда оказались в безвыходном положении, девушки прыгнули с высокого утеса и навсегда ушли в объятия хозяйки вод. Поэтому ойрот-алтайцы назвали это место «Бойлулардын кажады», то есть Девичьи плесы.
Существуют много легенд о Золотом озере, которому тoлoсы и в настоящее время совершают обряд поклонения.
Поход к целебным источникам — аржанам — на Алтае принято принято предворять специальными подготовительными мероприятиями — готовятся угощения, ленточки белые и голубые. Сами люди должны быть «чистыми» — не употреблявшими алкоголь в течение месяца или более, не потерявшими из своих близких и родных, не участвовавшими в течении года в траурных мероприятиях, воздерживавшимися в течение месяца от интимной жизни и т.д. Подойдя к аржану, предварительно очищают старые останки деревьев, кустарников и другой мусор, мешающий аржану, убирают окрестности.
Только после всего обряда поклонения, берут воду из источника, пьют, моются и берут воду к себе своим родным предварительно назвав их и попросив разрешения на них.

Почитание животных ( «Байана»)
Тотемизм одна из ранних форм верований, суть которой заключается в вере родства отдельных групп людей с определенными животными. Каждый род ойрот-алтайцев имеет священного почитаемого животного или птицу, которая называется «Байана». Нарушившего табу своего «Байаны» подвергали наказаниям. «Чалу» является самым страшным наказанием для ойрот-алтайцев — смерть для членов семьи или рода по очереди, иногда сопровождающиеся мучительными неизлечимыми болезнями. Каждый род в определенное время должен совершить обряд поклонения «Байана чалузы» и тем самым возвысить его, чтобы он оберегал их. Например «Байана» майманов — косуля, глухарь, орел, собака. Мундусов — беркут, сова, бык. Комдошей — выдра. Кoбoкoв — волк. Тодошей — заяц и т.д.
Так же в особом почете для всех является волк. По легенде после кровопролитного побоища одного из племени остался десятилетний мальчик, которого враги не стали убивать, а отрубив ему руки и ноги, бросили в травянистое озеро, Здесь его нашла Волчица и стала кормить мясом. Узнав, враги, решили убить и Волчицу и мальчика. Однако Волчица спаслась и вместе с мальчиком ушла в глубь Алтайских гор и нашла убежище в пещере. Здесь укрылась Волчица и родила десять сыновей, которые, пришедши в возрасте переженились и все имели детей. Впоследствии каждый из них составил особливый род. В числе их был Шуну (по ойротски волк) который основал сильное государство. (Тюркские народы называют искаженный вариант Шуну, то есть волка — Ашина основателя древнетюркского государства в 6 в. А так же по летописи 1240 года «Сокровенное сказание монголов» предки Чингис-хана произошли от Борто-Шуну и Алан-Коо, то есть Серого Волка и Прекрасного Оленя).
Почитали так же тех зверей, которые сами оказались в черте поселения. Гибель или убийство такого животного приносило беды. Их оберегали от собак, уводили в тайгу и отпускали на волю. Запрещалось бить плеткой по головам домашних животных.

Почитание растений ( «Jайаачы»)
Растения почитаются ойрот-алтайцами также как и почитаемые животные. Каждый род-сеок имеет свое дерево называемое — «Jайаачы». Например: Тoлoсы не должны рубить тополь, бережно относиться к тополям. Величать их в своих благопожеланиях и песнях. Саалы — ель. Алматы — иву. Кoбoки — сосну. Тонжаны — кедр и т.д.
При необходимости использования почитаемого дерева сеока, человек должен совершить обряд поклонения и спросить духов тайги, хозяина Алтая о надобности того или иного дерева или деревьев. Многие с целью использования почитаемого дерева для нужд по хозяйству просят помощи у кого-нибудь из другого рода. И тот, высказав благопожелания и попросив разрешения, приступает к вырубке.
Так же с большим почитанием ойрот-алтайцы относятся к цветам и целебным растениям. Цветы считались красой природы, драгоценным украшением Алтая. И просто рвать их не разрешалось. У ойрот-алтайцев вообще было не принято дарить цветы до последних времен. Нельзя использовать цветы Алтая для украшения внутри жилища, а так же в траурных церемониях.
Целебные травы собирались только для использования в лечебных целях. Не было понятия сбора целебных трав для продажи или в целях наживы. Сбор трав сопровождался благопожеланиями и песнями об Алтае. В таком случае считалось, что в травах и корнях растений будет больше живительной силы.

ГЕРОИЧЕСКИЙ ЭПОС — КАЙ

Героический эпос ойрот-алтайцев очень богат. На сегодняшний день имеется около 300 записей героических сказаний народа. Из них опубликовано около 60 %, которые вошли в основном в 14 томов героического эпоса «Алтай батырлар». На русский, немецкий и другие языки переведены более 60 сказаний. Остальные хранятся в рукописях исследователей фольклористов для дальнейшего опубликования и изучения.
По сравнению с другими сказками, легендами и мифами, героический эпос отражает исторический и героический путь своих героев в стихотворном изложении. Эпос сопровождаются игрой на топшуре или jаткане (двухструнный музыкальный инструмент в виде домбры и гусли). Играя на музыкальном инструменте, кайчи-сказитель озвучивает: топот копыт лошадей, пение птиц, кукование кукушки, звон ударов сабель и т.д., и поется особым горловым пением. Самые большие и длинные каи продолжаются иногда в течении нескольких дней.
Исследования показали, что эпос ойрот-алтайцев слагался в течении всей истории народа. Исполнители эпоса кайчы передавали сказания из уст в уста от одного поколения к новому поколению. Потомственным сказителем был А.Г. Калкин. Его отец и дед были известными сказителями. По словам Н.К. Ялатова, он начал пробовать пересказывать услышанные от деда сказание «Oлoнгир», «Катан-Мерген и Катан-Кoкшин» своим сверстникам с девятилетнего возраста. А.Г. Калкин приблизительно в этом же возрасте сразу стал исполнять каем — горловым пением — отрывки из «Маадай-Кара». В настоящее время дело отца продолжает сын кайчы Элбек.
Обычно в детском возрасте будущие сказители старались чаще общаться с опытными певцами. Вместе с ним или близкими родственниками они совершали поездки в соседние селения, в тайгу на охоту, на целебные источники — аржан суу. В этих поездках они не только осваивали репертуар старших, манеру исполнения, но и знакомились с традиционными обрядами и культовыми ритуалами и учились всему.
«Три парня из разных родов: мундус, иркит, тoлoс поехали охотиться. Парень из рода мундус всю ночь не спал, все смеялся, к чему-то прислушиваясь. Утром он сказал: „Я слушал кай хозяина Алтая, охотиться не буду, пока этот кай не закончится, пока не научусь его каю“. Два его друга уехали охотиться, вернулись ничего не застрелив. Оставшийся парень из рода мундус приготовил им пищу. Парень из рода иркит рассердился: «Чего сидишь? Почему не поехал с нами охотиться?» Парень тoлoс его успокоил. На третий день парень из рода мундус сказал: «Хозяин Алтая прислонил свой топшур к кедру». Он принес этот топшур и стал петь кайем. Потом он сказал друзьям, что они застрелят медведя и марала. «Я же, пока до конца не исполню кай, охотиться не буду». Два его друга застрелили медведя и марала. Парень мундус помог им освежевать тушу. На другой раз им повезло еще больше. Но, как только они хотели поохотиться отдельно от парня из рода мундус, так им не повезло. Парень из рода мундус сказал им: «Если хотите охотиться без меня, учитесь кайу“. Один из парней научился кoмoй-кайу, второй — кайу-каркыра, а парень из рода мундус научился кондуре-кайу т.е. общее». «С того времени, говорят, на земле Алтая появился — кай. Говорят, сказителей охотники уважают и своей добычей всегда делятся с ними».
Кай носит духовные магические силы, и требует от исполнителя не только огромного труда, но и выполнение четких последовательных обязательств перед своими героями и слушателями. Не всегда и в любых условиях исполняется кай. И у кайа есть свои табу-запреты. Обычно кай исполнялся вечером, когда уже стемнело.

МИФЫ И ЛЕГЕНДЫ

В компании охотников были ясновидящий человек и сказитель. Когда сказитель начал исполнять кай, ясновидящий, в отличии от других, увидел, как разные люди-духи и звери со птицами собираются и располагаются вокруг сказителя. Ясновидящий подумал про себя: «Оказывается, хозяин Алтая очень любит слушать сказания». Вдруг он увидел, как одна из слушательниц, которая была обнаженная, села на нос сказителя. Ясновидящий не выдержал и рассмеялся. Обиженный сказитель прервал исполнение кайа, как положено. Хозяин тайги стал ругать виновницу, сорвавшую кай. Духи, что бы наказать ее, решили отдать охотникам ее марала, на котором она ездила.
Утром следующего дня ясновидящий рассказал сказителю о том, что он увидел, чтобы тот не был в обиде. В этот день охотники действительно застрелили одного марала. Вечером сказитель продолжал сказание. Ясновидящий опять увидел вчерашних слушателей-духов, зверей и птиц, которые стали вновь собираться. Вчерашней проказнице, которая оседлала нос сказителя, велено было сидеть на камыше. Хозяин Алтая вдобавок осудил ее, чтобы она два года была пешей, как ветер. Ясновидящий продолжал наблюдать Старший дух тайги и старший дух воды сели рядом и начали договариваться: «Ради этого сказителя дадим им добычи на четыре дня». Дальше ясновидящий видит, как хозяин Алтая указывает пальцем на одного из охотников и говорит: «Этот человек виновен, недавно он священного марала Алтая застрелил и сварил его голову, не выколов ему глаза. Поэтому пусть добыча его будет вдвое меньше». Но хозяин воды сказал: «Когда он доберется до своей горы, то дух вершины Себи сам его осудит“.
Все так и случилось, как сказал хозяин Алтая. Благодарные охотники, нагруженные добычей, поехали домой. На обратном пути в глаз того виновного охотника ударило веткой, глаз его вытек. Так он был наказан хозяином Алтая» — так говорится в одной из легенд про кай.
Обычно сказители-кайчы сами являются ясновидцами. Таким даром обладали многие известные кайчи. Многие кайчи придерживались того правила-табу, чтобы спеть сказание так, как рассказывали их предшественники. Это установка, разрушение которой привело бы к разрушению последовательности изложения всего сюжета композиции, эпизодов, отдельных сцен, снизило бы героико-эпический стиль. Бытует легенда о знаменитом сказителе Анике, который жил в селе Мариинском. При исполнении сказания «Алтай-Буучай» он забыл некоторые места и пропустил их. И за это к нему явился сам богатырь Алтай-Буучай во время сна его, и высказав свое недовольство по поводу пропусков о нем в эпосе и ударил плеткой, и как говорят от этого умер сказитель.
Другой аналогичный случай произошел со сказителем Чийлик Шебалинского района. Едва он успел закрыть глаза, как увидел самого Алтай-Буучая. — Ты про мою жизнь пел? — спросил богатырь, склонившись над сказителем. — Да, я пел … — ответил Чийлик. — А почему ты не пропел народу о том, как я боролся с одним богатырем? Я тогда семьдесят семь железных гор растоптал и в золу превратил, семьдесят морей досуха вытоптал. Почему это место пропустил? — Забыл, — ответил Чийлик и от страха проснулся, быстро заседлал коня и поспешил домой. У своего аила он не мог даже привязать коня к коновязи. Едва успел рассказать жене о своей ошибке и о гневе Алтай-Буучай, как почувствовал себя очень плохо. — Умираю, — сказал он и упал к очагу мертвым.

Сказание «Алтай-Буучай» является священным живущим на земле Алтай-Хангая т.е. от Алтая до Байкала. Эпос также распространен у бурятов и монголов. Предполагают, что возможно, есть ее письменные варианты записанные ламами в 17-18 вв. или самим ойротским ученным Зая-Пандитой в 17 в.

Одним из больших героических эпосов в народе является кай «Маадай-Кара». Сказание богато персонажами, действиями, таинственностью. В эпосе участвуют помимо основного героя Когюдей-Мергена персонажи почти всех духов существ, государей-ханов и духовные лица в лице лам помогающие и подсказывающие пути выхода основному герою. Эпос содержателен и красив своей космогоничностью: богатырь с супругой оборачиваются звездами и улетают на небо. Созвездие Jети-Каан (Семь-Каанов т.е. Большая Медведица) — это семь одинаковых Кoгuдей Мергенов, едущих на свадьбу; Полярная Звезда — это единственная дочь Ай-Каана — Алтын-Кuскu, жена Кoгuдей-Мергена; повыше созвездия Трех Маралух (Орион) есть одинокая красная звезда — это кровавая стрела Кoгuдей-Мергена, распоровшая живот одной из небесных маралух. Так заканчивается кай.

Особый интерес у народа вызывает сказание «Ак-Тайчы». В этом сказании говорится о том, что подземный бог Эрлик с помощью своих духов хотел утащить с «солнечного Алтая» в подземный мир новорожденного ребенка уже состарившегося богатыря Ак-Бoкo. Но «хозяин тайги» — Белый Волк унес ребенка в пещеру и стал кормить молоком диких маралух. Мальчик вырос и стал сильным молодым богатырем по имени Ак-Тайчы. Белый Волк, испытывая его силу и мудрость, заставляет уничтожить злых духов Эрлика.
Таким образом, в героических сказаниях — кае отражена вся богатая духовная историческая жизнь народа.

ПРИМЕТЫ

( «БЕЛГЕ», «ЫРЫМ»)
Появление веры в счастливые и несчастливые приметы связано с тем, что в какие-то отдаленные времена люди начали приписывать магическое влияние различным событиям и действиям. Все, что происходило вокруг, казалось предупреждением, предвестием — надо было только правильно расшифровать их. Основным принципом веры в приметы было: «Случилось то-то и то-то, а поэтому дальше должно произойти то-то и то-то». Очень много примет связано с непроизвольным реакциями человеческого организма: прикусил язык во время еды — значит тебя ругают, шум в правом ухе — к хорошим вестям, в левом — к недоброй и т.д.
Если в магических культах человек сам своими действиями пытается направить события в определенных нужным направлениям, а человек, верящий в табу — воздерживаться от определенных действий, то человек, верящий в приметы, только наблюдает.
Приметы с добрыми последствиями называются «белге», а с плохими, недобрыми — «ырым».
Человеческое сознание, с древнейших времен наблюдая и пытаясь понять связь различных явлений, действий и последующих событий, копило в памяти и передавало информацию последующим поколениям. И этот опыт называется вера в приметы.
Белге: Беркут крутится в небе вокруг аила — быть гостю. Лошадь во время езды «играет» ушами — быть хорошему. Лошадь постоянно зевает — быть радости. Левая рука чешется — быть прибыли и т.д.
Ырым: Кукушка кукует близко к аилу, или пролетая над аилом кукует — быть беде. Лошадь перед походом кусает стремя — плохо и т.д.

 

Сновидения (Кoрo тuш)
Среди ойрот-алтайцев была распространена вера в сновидения. Можно сказать, что это приметы, усмотренные не наяву, а во сне. Сновидения различаются как простые сны «тегин тuш» и вещие сны — «кoрo тuш».
Больше всего интересуют «кoрo тuш», как предопределяющие события. Иногда во сне человек видит события будущего и его поступки в этих событиях и действиях. И тем самым может принимать правильные решения. Такие сны иногда обсуждаются с мудрыми людьми пожилого возраста. Бывают сны хорошие и плохие.
Хорошие «кoрo тuш»: Увидеть во сне «человека как русского или немца» с добрыми поступками, значит человека оберегает первопредок. Человек со светлыми белокурыми волосами и светлым лицом обозначает для многих тодошей, тoлoсoв и особенно иркитов знак добра, что их предки помогают им.
Во сне если обматываешь веревку-аркан или делаешь с ним что-нибудь  быть — к дальней хорошей дороге.
Во сне наступаешь на навоз или свежий помет и не можешь очистить или забываешь чистить, то быть прибыли.
Плохие сны: Выпадение зуба. Сырое мясо. Рухнуло дерево и т.д.

Гадания
Одно из основных занятий различных магических обрядов камов-шаманов было гадание вереском, по лопаточной кости жертвенного животного, обливание рук водкой, определение по лицу и т.д.
Точно так же гадали ламы-jарлыкчи своими тантрическими методами, а так же определение судьбы человека по календарю, гороскопу, хиромантией и предупреждали особо опасные периоды в году и стихии, влияющие на судьбу определенного человека в том или ином году.
Простые миряне могли гадать по лопаточной кости годовалого барана, очистив ее от варенного мяса и немного поддержав на огне. Гадали по лопатке только мужчины. Вся лопатка делилась на сектора, имеющие свои названия — внешняя дорога, свой очаг, двор, родственники, люди, голова. Гадали по почерневшим трещинам в различных секторах.

Народная медицина
Как и у всех народов в древности медицина связывается с древними верованиями. Судьбы многих больных или ослабленных зависели от определенных социальных слоев общества — шаманы, жрецы, знахари и т.д. Но кроме названных институтов, существовали лечебные средства и методы, апробированные людьми сотни раз, называемые народной медициной.
Основными средствами лечения болезней на Алтае было траволечение, глинотерапия, водные процедуры, набранные из целебных аржанов и конечно же с применением различных частей органов животных, пресмыкающихся и т.д.
Первые специализированные лекари на Алтае появляются в период развития ойротского ламаизма. В конце 17 века в отдельных отоках ойротов при ставках зайсанов находились ламы-эмчи. Упоминается о известном ламе-эмчи Келек Арчине в отоке мундуского зайсана Урган Жирана. Известный кыпчакский зайсан Белек перед реформой 1913 г. болел — нашелся эмчи, имя которого не установлено, и с помощью обыкновенных ножей удалил аппендикс больного. В конце 19 века путешественник и исследователь Алтая Бунге в своих воспоминаниях писал, что зайсанская жена просила его лечить головную боль «иглоукалыванием». Для Бунге это было неожиданностью и какой-то странностью. Так же существовали оздоровительные системы, привитые с детства. О чем заметил немец В. Радлов — в холоде мужчина под дождем сидел не отодвигаясь с места. Для немца это казалось дикостью и леностью, на месте которого он не выдержал бы и минуты.
Интересным событием было, то что 1744-1746 гг. в Кузнецке вспыхнуло эпидемия оспы и тодошский зайсан Боокол Субояков запретил любые передвижения и связи в сторону Кузнецка, заботясь о здоровье народа.
В советское время внимания на народную медицину не обращалось, как на пережитки прошлого. И многие лечебные средства растительного и животного происхождения так и остались неизвестными. Например, В.И. Вербицкий в своих записях пишет, что раны заживляют:
1) таинственная трава тынду-тута или кара-тедо (jодо), которая будто бы цветет зимою и летом, имеет корень трехцветный — красный, желтый и белый, как молоко. Тынду она называется потому, что если корень оторвать, то она застонет;
2) мажут раны кровью птицы тело (jоло), которая величиною с беркута, голова беловата, шея пепельного цвета, спина черная, брюхо желтоватое, хвост долгий, вьет гнездо на неприступных утесах.
Мясо улара предохраняет от оспы, а голова этой птицы сохраняет от злых духов.
При переломах костей:
1) обвязав чем-нибудь  переломанный участок тела, дают больному есть небольшую частицу корня таинственной травы оделен (огненная трава), которая встречается очень редко.
Раненные или отравленные звери будто бы вырывают корни этой травы, едят и выздоравливают.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ

Самой любимой и популярной исторической песней на Алтае является песня «Кан-Алтай»:
Когда посмотришь сверху,
Треугольным кажется Кан Алтай,
Когда посмотришь со стороны,
Девятигранным кажется Кан Алтай.
Если смотреть со ската горы
Как расплетенная плеть
Хребты твои Кан Алтай!
За тебя, славный наш Алтай,
Многое множество крови пролито,
Красные сосны твои окомолены,
Не смотреть бы такое оголение.-
Нашего стройного батюшки Алтая.

Тюремная песня Канза-Бия
Одним из любимых вожаков ойротских племен телеутов и шорцев был Канза-Бий. Волна Пугачевских восстаний докатилась и до Сибири. Канза-Бий, как передовой человек своего времени, сам бывший казак, знал, что такое крепостничество в России. Пытался поднять национально-освободительную борьбу на юге Сибири. За что был жестоко наказан. Умер в Кузнецкой крепости в тюрьме под тяжелыми пытками. Сидевшие с ним в тюрьме поражались его таланту, как певца. Его песни пелись как на родном языке (алтайцами), так и в переводе на русском. В последующие годы в Сибири в тюрьмах и ссылках пели его песни. Одна из популярных песен легла в основу тюремных песен:

«Черный ворон», «Ворон-воронок».
С горы пущенный в бег
Конь Канзы первенство взял.
Не достигши и речки Титту,
Конь казака вернулся назад.
Ворон негодный, сделавшись птицей
Уж скажет: «я лебедя сшиб».
Казак став господином.
Скажет наверно: «Канзу я поймал»
Злая ворона. сделавшись птицей,
Уж скажет: «я гуся сразила».
Казаков невидный народы попав
Как-же не скажет: «Канзу я поймал».
Русский построил терем,
С верхом, покрытым шатром;
Русским владевшим Канза-господин,
В русские руки несчастно попал.
Тяжелый топор, остер, верно, он.
Срубил он мне дом в четыре угла.
Сорок народов собравший в одно
Русский Владетель, силен, верно, он.
Где тот день, чтоб выйти подраться,
Как роется выдра в снегу?
Где крепче подпрыгу стянув,
Канзе воротиться домой?
О, если-б на плечах мой белый кожан
Кругом-бы меня обвился шесть раз!
О, если-б шесть братьев моих,
О, если-б они прибежали за мной!
В семи составную дудку,
Приди, поиграем отец;
Когда-же взойдет семизвездие,
Приди, побежим, мой отец!
Трехлетняя длиногорбая лось,
Томи-матери, направясь, беги
Если встретишь родных где-нибудь ,
То мир и поклон скажи от меня…