+7 (913) 305-0-000

Вы здесь

Проводники Аргута - братья снежного леопарда

Памяти Виктора Самойлова посвящается…

«И пусть говорят, да, пусть говорят,

Но – нет, никто не гибнет зря!

Так лучше – чем от водки и от простуд.

Другие придут, сменив уют На риск и непомерный труд, -

Пройдут тобой не пройденный маршрут».

В.С.Высоцкий.

 

Это было в марте 2005 года. Наш небольшой экспедиционный отряд возвращался в долину Аргута с верховий Коира, из-под самых ледников Белухи. Возвращался после напряжённой исследовательской работы по изучению возможностей сохранения популяции снежного барса в этой уникальной горной стране – бассейне реки Аргут, где даже зимой можно встретить живых бабочек, разбуженных от зимней спячки ярким февральским солнцем и отогретых мощными скалами каньона….

Помимо бабочек, нам встречались многочисленные стада горных козлов и маралов – традиционной добычи снежного барса. Вот только следов самого ирбиса было очень-очень мало.

Зато было много следов браконьерского и жестокого петельного промысла этого редкого и красивого зверя. Не раз у вечернего костра и во время радиальных исследовательских выходов мы говорили с проводниками нашей экспедиции Адучы Белетовым и Сандрашем Самойловым, жителями небольшого уютного села Инегень, почему и зачем ловят и убивают барса. И всегда натыкались на простой и жесткий ответ: работы нет, детей кормить-одевать-учить надо, а спрос на шкуру ирбиса растёт и постоянно находятся покупатели, предлагающие большую цену…. Вот и поддаются отдельные охотники на незаконный промысел редкого животного, занесённого в Международную Красную Книгу и охота на которого запрещена во всём мире.

Перевалив из бассейна Коира в бассейн Аргута, наш изрядно подуставший отряд медленно двинулся вниз по крутой горной тропе, растянувшись на несколько десятков метров. Тропа виляла и впереди идущие товарищи часто скрывались среди кустарников или за резкими поворотами. С фотографом Александром Лотовым мы шли замыкающими, т.к. постоянно приходилось останавливаться для фото и видеосъемки. Кроме этого, если говорить честно, лично у меня уже сказывалась усталость от многокилометровых переходов по сложным горным тропам. Неожиданно мы наткнулись на рюкзак руководителя экспедиции Сергея Спицына. Самого хозяина большого«спиногрыза» рядом не было – по всей видимости, отлучился по одному ему известным делам. Стараясь не отставать от основной группы, мы не стали задерживаться у рюкзака и дожидаться Сергея, будучи уверенными, что опытный таёжник сам догонит нас.

Уходящая вниз тропа позволяла не прилагать серьёзных физических усилий для передвижения и давала возможность предаваться воспоминаниям и размышлениям. Отставший Спицын и мелькающие впереди фигурки наших проводников, ведущих на поводу коней с экспедиционным грузом, заставили мысленно вернуться на год назад, в февраль 2004 года. Сергей Спицын, Адучы Белетов и я ушли в радиальный выход по долине притока Аргута – речки Едыгем, берущей начало с ледников Белухи. Во время обследования долины нами были обнаружены следы снежного барса.

В самых верховьях Едыгема наткнулись на браконьерскую избушку. Сфотографировав и зафиксировав её координаты, попив чаю и перекусив, во второй половине дня мы двинулись вниз, к нашему базовому лагерю в устье Едыгема. Сергей и Адучы споро шли впереди. Я старался не отставать. И вот, в какой-то из моментов быстрой ходьбы, снимая на камеру наше возвращение, я обратил внимание на очень интересную особенность передвижения своих напарников: шли они одинаково стремительно, но…. По Сергею Спицыну, человеку большой физической силы и выносливости и немалого горно-таёжного опыта, было видно, что он идёт быстро. Явно ощущалось напряжение и работа всех его мышц. Его сильное тело буквально резало и рвало пространство, преодолевая сопротивление среды. А вот по Адучы ничего подобного не было заметно. Он просто стремительно плыл в пространстве Едыгема, не прилагая к этому никаких видимых усилий.

По внутренним ощущениям это было похоже на бегущую воду или дующий ветер. При этом оба шли с одинаковой скоростью… В последствии мне пришлось ещё не раз наблюдать эту удивительную природную стремительность и звериную выносливость наших проводников, являющихся истинным олицетворением мудрой силы Аргута. И в моём внутреннем мире, подкреплённое спецификой нашей работы и образами ирбиса, культовым зверем тюркских народов, стойко укоренилось уверенность: наши проводники – это космические братья снежного леопарда и только их участие поможет спасти редкого зверя….

Ближе к концу спуска тропа выровнялась и стали видны все участники экспедиции. Рядом с Адучы и Сандрашем быстро шёл Сергей Спицын. Когда он успел незаметно нас обогнать? И тут вспомнился какой-то легкий шелест, который заставил меня оглядеться около получаса назад. Никого не заметив, я в тот момент решил, что показалось. А теперь стало понятно – это Сергей, словно дикий стремительный зверь, незаметно обошёл нас по крутому горному склону. Частые экспедиции, постоянная тяжёлая, но интересная работа в горах в поисках следов снежного барса и опытные проводники рядом позволили ему тоже стать частью дующего ветра и бегущей воды Аргута…

Прошло почти десять лет. Память часто уносит меня в долину Аргута, и мне вдвойне было приятно и радостно за своих напарников тех уже далёких для меня экспедиций, когда их упорный труд увенчался успехом – фотоловушки, установленные Сергеем Спицыным и Виктором Самойловым, младшим братом Сандраша, зафиксировали присутствие двух снежных барсов.

 

Евгений Веселовский.

Фото – Александр Лотов.