+7 (913) 305-0-000

Вы здесь

Каноэ-экспедиция "В поисках истоков Катуни"

В эту экспедицию мы отправились не только с целью отдохнуть и воссоединиться с природой, но и исследовать некоторые моменты, интересующие современную науку. Одной из задач нашего путешествия было исследование психологических качеств человека при употреблении сублимированных продуктов в условиях высокогорных районов Кучерлы, Капчала, Катуни.

Подготовились мы хорошо. Я из обуви взял с собой только сланцы и неопреновые ботинки, при том что предстояло подняться по леднику на категорийный перевал. Хохол из Крыма приехал со спальником «тряпочкой, а руководитель группы сплавлялся по истокам Катуни от ледника в одних неопреновых трусах…

Часть первая: Путь туда.

— Музыку будете слушать?
— Да, только не шансон
— Есть Валера Леонтьев
— Лучше шансон

Так, под звуки русского шансона мы и поехали.

23 июня 2008 года в 8.30 утра.
Мы выезжаем из города Барнаул в направлении Республики Алтай.  Первая остановка — Бийск. Здесь мы загружаемся продуктами. Вторая остановка — Чепош. Забираем сплавное снаряжение и спустя двенадцать часов останавливаемся на ночевку на берегу реки Чарыш, неподалеку от Усть-Кана.

24 июня.
Проезжаем Пограничную зону. Справляемся с небольшими трудностями, возникшими в результате отсутствия у крымского гостя регистрации на территории Российской Федерации.

По дороге в Усть-Коксу проехали перевал Громотуху и в обед были в управлении Катунским биосферным заповедником, где наш руководитель Дудник должен был получить документы для посещения заповедника, перед этим строго наказав нам сделать умные лица и не убивать мошек и комаров. Заявленная научная экспедиция по изучению ледников получила соответствующие документы и отправилась в путь до Тюнгура в поисках коней для перевозки снаряжения.

В Тюнгуре нас встретил Алтаец в обычном для их народа состоянии. Пообещав найти в населенном пункте Кучерла коней, залез к нам в автобус. Кучерла встретила нас массовым возлиянием. Найдя одного молодого Алтайца не участвующим в гулянии, пообещавшего завтра привезти трех коней, мы поехали забрасываться дальше. До нас под Белуху ушла экспедиция американцев на 50 конях.

Оставив часть группы ночевать около деревни в ожидании коней, мы двинулись вверх по урочищу Елань на стоянку на берегу реки Кучерла, в месте установки памятника каякеру Марковцу Андрею, трагически погибшему в 2004 году.

25 июня.
С высоты 1018 метров группа начала делать сложные маневры по дальнейшей заброске. Руководитель ушел вниз контролировать погрузку снаряжения на коней, а Хохол с Сергеем начали руководить продвижением 8 студенток вверх по течению реки Кучерла.

Я остаюсь на тропе межреальности, как надежда на воссоединение группы. Лежа на земле и рассматривая окружающий природный ландшафт, замечаю, что на мои ноги, которые в сандалиях месили тропу, в том числе и конскую, слетаются не только мухи, но и бабочки. Значит, после 2-х дней заброски я все еще выгляжу и пахну как цветочек.

К стоянке подошла группа студентов, оставшаяся ночевать вблизи Кучерлы. Эмоционально рассказали о погрузочных работах: когда загружали на коней последнее каноэ, один из коней характерно поднял заднее копыто и однозначно посмотрел на Алтайца, который на это сказал: Перегруз, однако…

26 июня. Потеря спирта и законы вселенной
Высота 1350 метров. До Кучерлинского озера остаётся один переход. Озеро высокогорное, возвышается над уровнем моря на 1700 метров.

Встречаем Алтайца и узнаем, что из всех вещей не доехала только полуторалитровая бутылка спирта. На что Алтаец сказал, что она выпала в ущелье и попала в реку Кучерла. Через час познаем причинно-следственные связи вселенной, когда Алтайца на тропе, по которой мы ходили при приготовлении еды кусает змея. В дальнейшем узнали, что Алтаец выжил, но пример характерный.

Впервые начинаю серьезно задумываться о том, что кроме сланцев у меня нечего одеть. Надеваю неопреновые ботинки и ощущаю себя намного спокойнее. Но кроме змей тут еще есть неспокойная живность в виде коней, которые на выходе из туалета стоят крупами к тропе и создают ощущение пресса.

Надуваем каноэ и отправляется забирать лепешки из маралятины. Начинаем передвижение по Кучерлинскому озеру длиной 5250 км.

Вечером нас ждет праздничный ужин в честь дня рождения студентки Татьяны. Во время ужина понимаем, что копченая красная рыба местами полностью пропала. Чтобы не создавать дефицита продуктов, руководитель съедает часть пропавшей кеты. Мы еще не знаем, что через три дня мы будем с большим удовольствием употреблять в пищу остатки этой рыбы.

27 июня. Новый год близок…
Сегодня нам предстоит поднять снаряжение к ледникам на Восточный Капчальский перевал. Официальная его высота его 3200 метров, однако, сверяя данные с GPS, картой и спутниковыми данными через Интернет мы получили три разных значения.


Отправляемся в путь. Сначала идем вдоль каскада порогов Кучерлы, потом, поднимаясь выше, река Кучерла становится более спокойной, появляются разливы. Релаксируемся видом водопа Дорашколь. После слияния рек Мюштуайры и Кони Айры ландшафт полностью меняется. Тайга постепенно переходит в тундру. Чем выше идем, тем более спелой становится жимолость — единственный источник питания в пути. Весь день в воздухе чувствуется устойчивый запах Нового года.

Часть вторая. В горы
Около водопада Кони Айры разделяемся на две группы, студенты отправляются обратно на озеро Кучерлинское. Мы же идем в горы, чтобы в полной мере изучить физиологические способности человека при употреблении космической пищи. До перевала нас сопровождают двое помощников — шерпов, как их называют в некоторых странах.


К 9 часам вечера поднимаемся на плато перед Капчальскими ледниками. По дороге встречаем таблички погибших путешественников. Трудно определить горные туристы или альпинисты погибли в этих горах. Вспоминаем новость на сайте Дед Алтай о гибели Петербургских туристов в феврале этого года при переходе от Кучерлинского озера к озеру Аккемскому с посещением Капчальских ледников. Причиной гибели послужила сошедшая лавина.

Возвращаемся в лагерь бегом: за нами идет грозовой фронт, буквально в 100 метрах от лагеря он настигает нас. Нужно подправить наспех поставленную палатку, и в это время гремит гром и начинается гроза и молнии. В городе не придаешь внимания молниям, но на высоте около 3000 метров над уровнем моря тебя охватывает первобытный страх. Залажу в палатку и сижу, поскольку желания браться за металлическую дугу никакого. Все светло от вспышек, снаружи торопят с установкой и подбадривают, что в горах Алтая еще никого молнией не убивало и если я буду первый, то это и почетно и в память обо мне обязательно поставят табличку.

Лагерь поставлен, продолжаем готовить еду. Стены воды давят со всех сторон, надеваем каски. Пока еще горит огонь, торопимся налить духам Алтая. Приготовив пищу, лезем в палатку ужинать. Завтра идти на перевал…

28 июня.
Встаем рано утром под звуки дождя. Внутри есть сомнение, стоит ли идти под дождем на перевал, но первые два часа показывают, что временами стихающий дождь оптимальная погода для подъема.
Подходим к первым ледникам. Радуют летние кроссовки на ногах, которые подарил Хохол. Было высказано много предложений о моей экипировке при прохождении ледника. Самым безумным считаю предложение прикрутить саморезами к неопреновым тапочкам «кошки».

Связываемся морковками в две связки. Первыми идут Хохол с Дудником, которые при помощи весел находят и открывают трещины в ледниках. Идем весело, практически не думая о непогоде и периодически ослепляющем солнце в периоды стихания дождя. Снега по колено.

На расстоянии одного километра от перевала делаем последние снимки на фототехнику уходящей непогоды и в том числе тумана, стоящего на перевале.

Перевал…
Отсюда открывается вид на Восточный Казахстан. Белуху с Восточного Капчальского (категория 1Б) перевала не видно. Раскуриваем пару сигарет и осматриваем скальный спуск вниз. Студентам возвращаться обратно, а нас ждет дорога вперед, к реке Катунь по Капчальской долине. Фотографируемся на фоне флагов и старых железных кошек, оставленными кем-то  на память. Надеваем перед спуском каски.

Ледник проходим быстро, без связок. Каноэ остались на перевале. Завтра нам возвращаться за ними. Первая остановка в оазисе. Посередине скальных выходов зеленый островок с изумрудно-голубой водой, и вытекающим из него ручьем. Любуемся окружающими пейзажами, пока циклон сдвинулся немного северней.

Суммарное время в пути 5 часов подъема на перевал и один час спуска с перевала по леднику. Идем дальше вниз, осматривая окрестности в поисках дров для установки лагеря. Что-то похожее появляется после занимательной игры «сракопад». Эта Игра на скорость спуска и количество падений с большой крутой горы с глиняной почвой и плотно заросшей цветочками. Прошедший дождь делает ее особенно занимательной. Вдоволь наигравшись, останавливаемся на берегу реки Капчал при этом сбросив около 1300 метров от перевала.

Делаем тонизирующий настой из спирта и золотого корня, на последующие два дня. Немного расслабившись, начинаем вспоминать домашнее задание на наш поход: я приехал на перевал в сланцах, Дудник к сплаву приготовил только неопреновые трусы, а Хохол взял спальник с комфортной температурой +5 градусов.

Ближе к ночи начинаем классифицировать «пьянки» по категориям от 1А до 6С. Кто-то пытается задвинуть тему одиночек.

29 июня.
Просыпаемся под проливным дождем. Планируем разделение группы надвое — одна часть возвращается на перевал, другая спускает лагерь вниз к реке Катунь. Пережидая дождь, начинаем детально изучать карты местности, замерять высоту часами, GPS-навигаторами. Спутниковый телефон установить связь не смог, причиной, вероятнее всего послужило то, что спутники Thuraya висят на юге и близкое с нами нахождение высокого Катунского хребта и Белухи на юге от нас закрыло все спутники.

В обед дождь прекращается и решено изменить планы и всем вместе спуститься вниз на берег Катуни. Вылезаем из палатки, и нас охватывает восторг и удивление. Духи, в благодарность к нам за наше с ними ежедневное общение в местности, крайне редко посещаемой люди, показывают нам рождение нового водопада с засыпанных вновь выпадшим снегом вершин.

Ближе к вечеру выходим на стрелку реки Капчал и Катунь и нам открывается вид на гору Белуха. Ширина Катуни 2-3 метра. Поставили лагерь в 5-км пограничной зоне с Казахстаном. Вспоминаем пограничников. Места глухие и дикие, звери рычат невдалеке от лагеря. На ночь подкидываем побольше дров в костер. Завтра остается прежний план — возвращение на перевал, только теперь нужно набрать 1500 метров и потом их скинуть. Весь маршрут займет 25 км.

Лагерь ложится в 21.00 после воспоминания всех бродов,  которые мы сегодня набродили в поисках тропы вдоль правого берега реки Капчал.

30 июня.
Часа в два ночи неожиданно подул ураганный ветер, засверкали молнии, сопровождаемые громом. Буквально через пару минут пошел сильный дождь с градом. Первые мысли о снаряжении, которые по беспечности были свалены в кучу под кедром и совершенно не привязаны. После нарастания урагана мысли начали переключаться на устойчивость палатки и тут ноги ощутили под дном палатки корни могучих кедров, которые защищают нас от непогоды.

Встали в пять утра, осмотрели лагерь после короткого, но сильного ураганного ветра. Все снаряжение осталось на своих местах. Духи нам благоволят. Наскоро покушав, выходим на перевал за снаряжением. Шесть часов спустя набрали 1500 метров высоты, и подошли к леднику. Здесь я остаюсь ожидать Хохла с Дудником, которые пошли на перевал, а я в своих подарочных кроссовках, остаюсь на марене.

Примерное время ожидания три часа и в этот период, натянув на себя спальник, занимаюсь очисткой территории от брошенных консервных банок. Всего нашлось 4 штуки. Закончив с экологией, выкладываю на большом камне имя своей будующей жены Светы. Романтика уступает место холоду, нужно постоянно двигаться. Пытаюсь развеселить себя и пускаю эхо, которое отражается от Катунского хребта и разносится по долине. Вспоминаю коммерческое предложение одной из международных экологических организаций о приобретении съемки снежного барса по цене десять тысяч долларов за 5 минут.

На этой мысли замечаю спускающихся коллег по экспедиции. Оказывается, они очень динамично провели время. Хохол провалился в трещину, но смог вылезти оттуда без посторонней помощи. На нашей прежней тропе видели следы снежного барса, сначала шедшего рядом, а потом как показалось катавшимся на заднице. Вот такие разные ассоциации, я думал о коммерческой съемке, а они о сохранении своих конечностей. Проанализировав ситуацию, останавливаемся на выводе, что этими ночами вокруг нашего лагеря бродил и рычал снежный барс.

При спуске по-прежнему много живности, особенно лис. Периодически оборачиваюсь и ловлю себя на мысли, что очень хотелось бы увидеть снежного барса, но, учитывая, что это одно из самых осторожных животных в природе, поворачиваюсь и иду дальше.

Опять играли в «сракопад», на этот раз я набрал три бала. Вернувшись в 6 вечера в лагерь, наливаем чая с заваркой «при гемморое», баданом и золотым корнем и закрываем на этом нашу пешую часть маршрута, которая составила 120 км. Первоначально хотели дойти до ледника Геблера и от него начать сплав, но выше впадения Капчала русло Катуни сплошь забито камнями и есть большая вероятность пробить каноэ. За несколько лет мною пройдена на разных типах судов вся Катунь за исключением самой верхней части реки от ледника до Мараловодки, которую нам предстоит пройти в ближайшие 2-3 дня.

Часть третья. Сплав
1 июля.

Сегодня первый день сплава и полное окончание обычных продуктов. При активном образе жизни, человеку необходимо среднесуточное употребление около 2000 Ккал. В нашем же случае получалось по паре пакетиков утром, в обед и вечером, среднее количество калорий 50-60, итого 300-400 Ккал в день. Нехватку восполняли продолжительным сном и зимними запасами. Ну и конечно подножным кормом.

Интересное течение реки Катунь в первые 40-50 км (научное название мне неизвестно). 2-3 км река течет на север, потом совершает поворот под 180 градусов и начинает течь в противоположную сторону. Во время таких разворотов фиксировали по GPS увеличение высоты над уровнем моря примерно на 1-2 метра.

Вечер встречали на острове, где среди тайги тундровая зона с карликовыми деревьями и обильным мхом размером 10 на 10 метров. Высота 1442 метра над уровнем моря.

Ужинали сублиматами, при этом постоянно поглядывая на проходящую и пролетающую живность. Осознание себя в полной изоляции от мира. Смогли поймать спутниковую связь, но сим-карта не прописалась на станции.

2 июля.
Стартуем в 9.00. Как все-таки приятно, что разница в Горном Алтае с Новокузнецком 1 час, который дает мне выспаться. Зато как тяжело представителю Украины и Москвы, одного из которых по утрам будили словами: «Хохол, вставай, дискотека окончена, выходи из бара».

В ожидании каньона Щеки (4 к.с.) длиной 5 км, распределяем продукты и спички по каноэ. Первые полтора часа сплава на замеренной скорости 10 км/час практически сплошная Шивера. Останавливаемся после моего свиста в прикрученный к спас-жилету свисток. Обычно им пользуюсь тольео после переворотов, но в данном случае нам показалось, что мы прошли каньон и свистели для того, чтобы Дудник начал фотосъемку на одном из выходных участков. А раз достал свисток, значит жди переворота.

Останавливаемся, разговариваем. Каньон начинается только сейчас. После прохождения шиверного участка в наш экипаж вселяется уверенность, что все будет замечательно, все-таки после катамарана и рафта сходу проходить пороги на каноэ без тренировки сложно.

Впереди пять ступеней каньона. Между первой и второй ступенью, первый экипаж начинает чалиться, потом возвращается на струю и переворачивается. Бросаемся вдогонку за ними, и начинаем чалить их, предлагая при этом Хохлу отписать на нас Крым пока не поздно. Дудник что-то  говорит про нашу скорость, его конечно можно понять, он сплавляется в одних неопреновых трусах. Ставим каноэ на ровный киль, улыбаемся и поздравляем с килем.

Весь каньон это сужение в скалах, шириной около 5 метров, 3, 4 и 5-я ступени на заходе еще и большие камни, которые делят поток пополам, а после них идут прижимы. Между ступенями течение становится тише, но начинаются турбулентности, характерные для Катуни.

Во второй ступени каньона все повторяется: неудачная чалка первого каноэ перед порогом, возврат на струю, переворот в бочке. Догоняем каноэ и ставим на ровный киль. Руководитель улыбается и подтрунивает: вещи Хохла на нашем каноэ и вроде как не по братски, когда мои вещи с Дудником два раза искупали, а вещи Хохла с Сергеем сухие.

Продолжаем сплав дальше, я в это время размышляю о том, что капитан сборной Рафт-Премьер, решил отпраздновать второе место на чемпионате России по рафтингу двумя переворотами. На этой мысли мы входим в третью ступень каньона, обходим слева камень и попадаем в прижим…

Ложусь всем телом на каноэ и в следующий момент оказываюсь под водой, высовываю голову, но мощный поток забивает ее обратно, не дав сделать глотка воздуха. Нащупываю каноэ, которое остается надо мной в прижиме, перебираю леер, сдвигаюсь в сторону выхода из каньона на метр и пробую снова вылезти, результат прежний. Поток снова забивает меня вниз, не дав вздохнуть. Третья попытка после смещения еще на один метр вправо удается и я свободно вздыхаю. Рывком подтягиваю каноэ из прижима и мы вместе начинаем дальше сплавляться по турбулентности. Морковкой с берега меня чалят перед самым заходом в 4 ступень и начинается долгожданная фотосессия. Дудник поздравляет Хохла с мокрыми вещами и рассказывает об их прохождении. Перед ступенью Дудник как обычно предложил Хохлу зачалиться и сделать снимки, на что Хохол ответил категоричным отказом, при этом посмеявшись, что бог любит троицу, которая и подтверждается парами минут позже. Мой второй киль за сезон и опять в прижиме.

Поднимаемся на верх каньона, делаем фотоснимки и отправляемся дальше. Итого за 30 минут сплава 3 переворота. Самые технически сложные четвертую и пятую ступени каньона прошли чисто без просмотра с берега.

Останавливаемся ниже по течению на перекус. Буквально через несколько минут после разжигания костра, к нам по очереди выходят два егеря. Очень удивило их профессиональное появление, учитывая сухие, недымящиеся дрова и остановка под самым берегом вблизи тайги. Дудник показывает документы, рассказывает о неудачной экспедиции на ледники из-за непогоды, и мы отправляемся дальше.

На реке появляется много разбоев, расчесок и шивер. Ночевать становимся в устье правого притока на реке Тихая. В очень поэтичном месте с видом на скальные выбросы, шиверу и рано опустившимся туманом. Игра в каньон Щеки закончилась со счетом 2:1.

3 июля.
Сделали флагштоки и пошли под Российским и Украинским флагами. Сегодня в планах дойти до Мараловодки, конечного пункта нашего путешествия. Целый день мы посвятили пасекам, на которых останавливаемся и занимаемся пополнением припасов. С первой пасеки мы загрузили рамку сот и немного пыльцы. Единственный раз в жизни, когда я смог съесть полтора килограмма меда, который мне доверили держать. Через каждый гребок я засовывал палец в соту и выковыривал кусочек меда.

Где-то на половине пути встретили рыбака на лодке и сопровождающих его конников. Остановились с ними согреть кипяток, спички у нас закончились либо замокли. Расспросили про ближайшие пасеки.

На второй посещенной нами пасеке мы закупили себе по полторашке меда и выпили несколько литров бормотухи. Приготовление бормотухи несколько отличается от медовухи тем, что она не варится и не настаивается в течение года. На вопрос пасечника, сколько нам нужно с собой медовухи, Хохол ответил: «Сколько не жалко, денег у нас больше нет». Товарищи после медовухи начали вращаться вокруг своей оси.

Догрузившись еще двумя с половиной литрами бормотухи, мы пошли вниз по воде. Настоящей медовухи нам не дали. Но даже эта бормотуха не идет ни в какое сравнение с медовухой, которая продается в Сростках.

Через пару часов мы поняли, что не обязательно идти сегодня до Мараловодки. Причины были следующие: мы или сделаем счет по баскетбольному крупным после игры в каньон Щеки, или нужно останавливаться на берегу.

Выбрали второе. При постановке лагеря немного почудили, перекидывая вещи с берега на террасу. Мне удалось обрушить вещи в костер после неосторожного выламывания палки от дерева, с одной стороны которого была натянута морковка для сушки белья. Хохол увеличил все-таки счет до 2.5:1 после попадания в одежде в Катунь буквально перед сном.

На десерт сварили компот из жимолости, золотого корня, чабреца и сот. Вечером в горячем состоянии он был не очень вкусен из-за большого количества расплавленного воска, на утро же это был божественный напиток.

4 июля.
За несколько часов дошли до Мараловодки, купили в местном магазине немного продуктов и начали ожидать машину, которая должна была нас забрать и потом увезти до Тюнгура, где лагерем стояли студенты. Спустя пару часов ожидания на берегу и знакомства с колоритными местными дамочками, нам предложили подвезти нас до Усть-Коксы.

На Уазике Катунского Биосферного заповедника мы проехали 10 км до Усть-Коксы, где созвонились с водителем, который только что проехал Горно-Алтайск. Буквально в 10 часов вечера мы соединились с группой студентов, ожидавших нас в Тюнгуре и, посетив базу Высотник, отправились в обратный путь до города Барнаула, в котором нас ждала настоящая баня с вениками.

 

Анисимов Вячеслав