+7 (913) 305-0-000

Вы здесь

Археологические изыскания Алтая

На Алтай неоднократно приходили искатели сокровищ, золота скифов, «бугровщики» и люди науки. Я порылась в книгах и составила материал в хронологическом порядке: от начала археологических экспедиций до настоящего времени. Всем, кому интересна археология и история Алтая, рекомендую.
I этап
Одним из первых, прикоснувшихся к прошлому тюрков и опубликовавших свои работы, был профессор Дерптского университета К.Ф.Ледебур. Ученый давно мечтал посетить далекую и загадочную горную страну, скрытую в глубинах Азии. Летом 1826 года он с небольшой экспедицией вступил в пределы Горного Алтая. Многое интересовало Ледебура. Дневники его были заполнены описанием встреченных на Алтае растений, животных, разного рода минералов.
Как и многие путешественники того времени, он проявлял большой интерес к жизни и быту местного населения. В полевых дневниках появились первые краткие заметки по отдельным моментам истории этого края. А история имела здесь глубокие корни. Об этом свидетельствовали множественные курганы, которые успели покрыться дерном и зарасти густым кустарником, что говорило о большой древности их сооружения.

В своей книге «Предания старины глубокой (о голубых тюрках Алтая)» А.Суразаков пишет: «Обогнув нависавшую в этом месте отвесную скалу, узкая конная тропа затерялась в широкой, как степь, долине. Еще немного пути, и по обеим сторонам появившейся вновь тропы показались характерные, овальные в плане возвышения. Все расстилавшееся впереди пространство занимала большая курганная группа. Исследовательский интерес заставил руководителя этой группы сделать в этом месте привал. Один из курганов привлек внимание ученого. И, если раннее в курганных насыпях он замечал глубокие воронки – свидетельство того, что в них уже кто-то     побывал, то этот курган создавал впечатление нетронутого. Перед исследователем открывалась заманчивая перспектива, кроме уже сделанных исторических заметок, получить еще и интересный археологический материал. Кому из ученых-путешественников при виде древних сооружений не хотелось приоткрыть завесу времени, чтобы собственными глазами взглянуть на вещи, изготовленные людьми столетия назад.

Отдохнув и подкрепившись, Ледебур, к большому неудовольствию местных жителей проводников, двинулся с несколькими рабочими к кургану. Недовольство проводников было понятно. В них еще жила вера в потусторонний мир, и опасаясь жестокой мести потревоженного духа, они наотрез отказались от раскопок. Но, как бы там ни было, через некоторое время со стороны кургана донеслись глухие удары лопат. Насыпь снимали медленно, большие валуны были покрыты дерном. Когда сняли верхний, слой работа пошла быстрее. Убрав остатки каменной насыпи, рабочие выкопали в грунте небольшую яму. Дойдя до её дна, они сразу же наткнулись на скелет. Тщетно искал ученный вокруг него древние предметы. К великому сожалению их не оказалось. Раскопки были продолжены. Углубившись на пол-аршина, рабочие обнаружили второй скелет. Внимательно изучив вокруг него пространство, Ледебур убедился, что имеет дело с древним погребением без сопровождающих вещей.

Жажда открытий сменилась горьким разочарованием. Раздосадованный исследователь решил прекратить раскопки, однако выручили рабочие. Они имели прежде опыт „бугрования“ при мероприятиях подобного рода. Рабочие уверили его в том, что обнаруженные погребения относятся к поле позднему времени. Более древнее нужно искать глубже, в слое глины. Положившись на их своеобразную практику, Ледебур решил раскопать яму на бОльшую глубину. И вот, наконец, поиски увенчались успехом. Рабочие вскоре выкопали столб из крупнозернистого мрамора. Высота равнялась 71 см. Нижняя треть его была совсем необработанна, однако верхняя часть приковывала внимание ученого. Здесь были хорошо видны продольные желобчатые пазы. Это был обломок колонны диаметром 25-30 см. Ледебур заметил, что колонна была грубо обтесана, но это было не важно. Перед ним стоял предмет тысячелетней давности. В незапамятные времена работал над изготовлением колонны безымянный каменотес, стараясь увековечить в камне результаты своего кропотливого труда. Десятки лет стояла она. Поддерживая своды неведомого сооружения и вот, попав в курган, через столетия открылась любопытному взору нашедшего её исследователя.

Под колонной лежали костяки лошади и ребенка. От конской сбруи сохранились железные удила, и много бронзовых и медных бляшек. В восточной части ямы стоял глиняный горшок грубой работы. Среди костей было найдено много бисеринок из стекловидной массы. Тут же рабочие обнаружили орлиный коготь. Эта находка напомнила ученому о сохранившейся вере в различные амулеты. Упаковав обнаруженные находки, Ледебур продолжил свой путь к долинам рек Канна и Кырлыка, где были найдены еще одни свидетельства жизни древних людей.
Результаты своих исследований Ледебур изложил в книге „Путешествие по Алтаю и Джунгарской Киргизской степи“, изданной в 1829 году в Берлине на немецком языке.

II этап
С тех пор долго не проводились археологические работы в Горном Алтае. Спустя сорок лет после Ледебура удалось организовать широкие археологические раскопки. Экспедицию 1865 года возглавил В.В.Радлов. Бал охвачен большой район. Экспедиционные палатки стояли у села Онгудай и на реке Тобожок, у с. Катанда, в верховьях реки Бухтармы в восточном Казахстане. Кроме вещей эпохи раннего железа, Радлов обнаружил богатый материал первого тысячелетия нашей эры. Прекрасно выделанное железное оружие, предметы конской сбруи, и украшения, свидетельствовавшие о высоком уровне развития местных племен того времени.
Материалы своих исследований Радлов опубликовал в 1893 году в Лейпциге. Так Запад еще раз узнал о горной стране и удивительных находках, сделанных в древних курганах.

III этап
В послереволюционный период в Горном Алтае были добыты наиболее обильные материалы, относящиеся к древнетюркскому времени. В 1924 году сюда отправилась экспедиция Этнографического отдела Русского музея под руководством С.И.Руденко, известного в будущем исследователя алтайских древностей. Для исследования был выбран район нижнего течения реки Чулышман и ее левого притока реки Башкаус. Район был выбран не случайно. Долины рек Чулышмана и Башкауса издревле представляли собой одно из самых удобных мест обитания. Окружающие горы создавали условия природной крепости, защищая горными хребтами от соседних территорий.

Берега Телецкого озера богаты зверем и дичью. В настоящее время этот район является территорией Алтайского заповедника. Таежные зоны чередуются с пригодными под пастбища участками. Также, сюда могли привлекать людей и богатые рудные месторождения. Во время своих путешествий по Алтаю, Н.М.Ядринцев в 32 км от Телецкого озера обнаружил древние каналы – суваки. Ряд исследований позволили ученому сделать немаловажный вывод – оросительные системы могут относиться к древнетюркскому периоду. В долине урочища Кудыргэ Глушков обнаружил странные сооружения, которые, словно контуром, были обнесены торчащими из земли камнями. Насчитав несколько десятков памятников, Глушков сообщил об этом начальнику экспедиции Руденко. Раскопав в урочище Кудыргэ одиннадцать погребальных сооружений, Руденко продолжил исследования в Улаганском районе. На своем пути он встретил сотни памятников, то есть этот район был густонаселенным. Сами памятники представляли собой различные по типу сооружения, это и четырехугольные ограды, небольшие каменные курганы, кольца из вертикально поставленных каменных плит, — такое разнообразие говорило о заселенности этих мест в различные хронологические периоды.

Пройдя небольшой лесистый участок, экспедиция приближалась к урочищу, называемому местными жителями Пазырык. Войдя в узкую межгорную котловину, участники экспедиции были поражены открывшейся перед ними панорамой грандиозных сооружений. Вытянувшись в цепочку, перед исследователями возвышались овальные курганы, диаметр которых составлял несколько десятков метров. В этот же полевой сезон, раскопав в долине две каменные оградки, экспедиция продолжила свои исследования в Кош-Агачском районе и на реке Чибит.

В 1925 году археологические раскопки в Горном Алтае были возобновлены. Под руководством Глушкова были вскрыты около шестнадцати погребальных сооружений в урочище Кудыргэ, относящиеся к древнетюркскому времени. Остатки конской сбруи, оружие, бытовая утварь пополнили кудыргинскую коллекцию древних предметов, собранную ранее. Особенно следует отметить обнаруженный у одного из погребальных сооружений продолговатый валун. На широкой грани валуна изображено человеческое лицо, на оборотных гранях сцена коленопреклонения трех спешившихся всадников перед знатными особами.

IV этап
В 1934-37 годах археологические исследования в Горном Алтае проводила Алтае-Саянская экспедиция, организованная Московским Государственным историческим музеем. Руководитель экспедиции был С.В.Киселев. Основными районами исследования стали окрестности сел Курай, Кулада, Туэкта, Курота. Наиболее интересные находки были сделаны в Курайской степи, относящиеся к первому тысячелетию нашей эры.

Для изучения был выбран курган, входивший в систему памятников, названных четвертой группой Курая. Курган был 12 метров в диаметре. В кургане уже побывали грабители, но археологам повезло. Они копали не только в глубь, но и в меридиональном направлении ямы. В северо-восточной части раскопа они наткнулись на острие покрытого ржавчиной ножа. Сантиметр за сантиметром, осторожно расчищали грунт и, когда выступала уже значительная часть клинка, рядом блеснула поверхность металлического предмета. Через некоторое время здесь открылся серебряный кувшинчик с узкой горловиной и округлой боковой ручкой. Волнение нарастало. Археологи явно наткнулись на пропущенный грабителями клад древних вещей. Об отдыхе никто не помышлял. Ведь дальше можно было ожидать встречи с еще невидимыми на поверхности древними предметами. И действительно, чуть ниже лежал поясной набор, состоявший из большого количества позолоченных серебряных блях и пряжек. На поясе когда-то     висели три шелковых мешочка, содержавшие железное трапециевидное кресало, кусочек бересты, два кремня и кусочки трута. Под поясом залегал уздечный набор, от которого сохранились 25 массивных серебряных блях в виде розеток. Сбоку от кувшинчика обнаружены деревянные, обклеенные берестой ножны и оформленные в виде открывшего пасть хищника из семейства кошачьих костяная рукоять нагайки.
На дне серебряного кувшинчика нацарапана острым предметом надпись. Состояла она из букв какого-то непонятного алфавита. Написание букв напоминало буквы древнетюркских надписей, открытых ранее на каменных стелах Минусинской котловины и Монголии, почему вся письменность того далекого времени получила в научной литературе название орхоенисейской.
Тем же самым алфавитом была процарапана еще одна надпись, помещавшаяся на обратной стороне металлического наконечника поясного ремня. По мнению ученых, надпись на кувшинчике следует читать как „Человек… (с) шадом мужественный спутник“, а на наконечнике: «Хозяина (господина) Ак-Кюна … кушак… «. В данном случае зафиксирована принадлежность пояса некоему Ак-Кюну, который более тысячи лет назад был погребен в исследованном кургане.

 

Раскопки кургана превзошли все ожидания. Во время дальнейшей расчистки ямы стали попадаться разбросанные кости. Стало ясно, что погребение обобрано грабителями начисто. На глубине около одного метра показался настил из колотых досок. Создавалось впечатление, что ими выстлано дно ямы. Значит, раскопки близятся к завершению. До этого настила доходил и грабительский ход. Но археологи решили разобрать доски и проверить дно ямы. Под дощатым настилом исследователи обнаружили три лошадиных костяка. Таким образом, грабители ошиблись, приняв выстланные доски за дно ямы. Деревянный настил оказался перекрытием, сооруженным над погребением основным. У стенок ямы лежали пара железных стремян, костяные застежки от пут и железный котел на коническом прорезном поддоне. Под котлом лежал костяк жертвенного барана, почему-то без головы. На глубине 25 см была найдена деревянная колода из лиственницы. В колоде человеческий костяк, при нем две золотые серьги, медные и серебряные пряжки, металлические наконечники ремней. С правого бока костяка сохранились фрагменты деревянного лука 1 метр длиной. С левой стороны лежал сильно истлевший берестяной колчан, в котором сохранились окрашенные в красный цвет стрелы с железными наконечниками. Некоторые из них были снабжены полыми внутри костяными шариками – „свистунками“, которые в полете издавали пронзительный свист. Смысл этих шариков заключался, по-видимому, в создании у противника или зверя шокового состояния, достаточного по времени, чтобы его настигла пущенная из лука стрела.

 

В 1935 г Киселев со своей группой обнаружил в урочище Тётё близ Курая каменное изваяние, названное местными жителями „Кезер“. Кезер считался вершиной искусства древнего скульпторов Горного Алтая. Здесь был обработан весь камень целиком. Встреча с каменным изображением древнего воина


Материал из книги А.Суразаков „Предания старины глубокой (о голубых тюрках Алтая)“

 

Базылева Татьяна